Строительство для твоего комфорта! » Система »

Разработки сибирского ученого легализуют рынок лесозаготовок

Опубликовано: 12.10.2018

Работа молодого тюменского ученого Андрея Николаева привела в смятение теневой лесной бизнес, получающий миллиардные барыши. Сегодня черные лесорубы чаще всего уходят от наказания из-за недостатка улик и доказательств. Биометрический учет древесины — так называется предложенный Андреем метод — практически не оставляет браконьерам шансов замести следы и, похоже, способен во многом изменить подходы к ведению лесного хозяйства.

По словам директора филиала НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства – Сибирской лесной опытной станции Исляма Зайнуллова, это метод не восприняли всерьез. «Недоверие стало таять после успешных пробных попыток использования ноу-хау в расследовании уголовных дел в Тюменской области, Югре»— говорит он.

«Все знают о дактилоскопии — опознании личности по следам пальцев рук. У каждого из нас свой рисунок кожи. Неповторимы и годичные кольца деревьев — двух одинаковых на планете не найти. Кольцевой рисунок мы можем сканировать с любой части дерева, в том числе с ветки и даже с пиломатериала, — объясняет суть идеи Андреё Николаев. — Как это работает? Фотографируем спилы пней, оставленных браконьерами, и спилы подозрительных хлыстов, транспортируемых либо складированных. Компьютерная программа сопоставляет файлы, и если выдается идентичный результат, то это подтверждает, что владелец и есть тот браконьер. Соответственно, отрицательный результат сверки свидетельствует о невиновности подозреваемого.

Обычно правоохранители доказывают вину браконьеров, не взятых с поличным, с помощью дендрологической экспертизы. Она подразумевает, в частности, сравнение диаметров нижней части ствола и верхней части пня. Поэтому черные лесорубы частенько отпиливают комель и увозят с глаз долой. Теперь же им останется разве что пни корчевать и подбирать каждую веточку. То есть уничтожать все улики».

Пара примеров из свежей практики — с использованием древесной «дактилоскопии». Лесовоз, совершавший левый рейс, нагнала полиция. Хотя водитель успел где-то спешно разгрузиться, для доказательства преступления хватило одного оставленного на борту сучка. А в пригороде Тюмени хозяин пилорамы, козырявший документом о переработке якобы законно заготовленного леса, признался в обмане, когда ему продемонстрировали итоги сличения срезов деревьев, тайком вырубленных в окрестности, и фрагментов годичных колец на его досках.

Николаеву не составит труда определить год и месяц заготовки деревьев, были ли они больны. Дело в том, что теневые предприниматели периодически прибегают и к якобы санитарным рубкам, пуская под топор здоровые деревья. В идеале следовало бы обязать всех заготовителей фотографировать на делянах срезы, заносить в банк данных. И тогда при наличии мощных серверных устройств можно будет оперативно проверить легальность заготовок.

Сегодня на счету СибЛОСа 25 экспертиз по фактам незаконной вырубки. Состоявшиеся суды не усомнились в объективности заключений, вынесли обвинительные приговоры. В том числе членам ОПГ, годами заготавливавшей строевой лес в Вагайском районе.

Далее Андрей Николаев рассказывает, что, несмотря на явную выгоду использования этого метода, не всегда встречается понимание со стороны властей. «Мы разослали десятки писем в профильные департаменты региональных правительств с предложением о сотрудничестве. Но кто-то просто сделал  отписку, кто сослался на безденежье, а кто-то цинично отреагировал: спасибо, мол, но у нас браконьеров нет. Обратились в тюменский полицейский главк: «Вы ничем не рискуете — опытная экспертиза за наш счет. Убедитесь в действенности метода — будем партнерами».

«И все-таки вклад имеет цену — приблизительно 120 миллионов рублей. Затраты же скромные. Рубль вкладываешь — получаешь отдачу в среднем на двести, — продолжает Зайнуллов, — В целом по стране годовой ущерб от действий черных лесорубов составляет не менее 13-14 миллиардов рублей. Представьте, каких результатов можно добиться на крупных лесохозяйственных территориях. Вместе с активистами ОНФ мы хотим внедрить метод в Приморье, где нелегалы вырубают до полутора миллионов кубов древесины и имеют с нее 150 миллионов долларов чистой прибыли. А также в Омской области, где в отдельных районах дровосеки совсем распоясались. Подобное наблюдается и  в других сибирских регионах».

Филиал НИИ предлагает сформировать в Тюмени национальный центр биометрического наблюдения для обработки, анализа и систематизации фотосканов. В число контрольных параметров войдет и определение участка заготовки древесины в радиусе километра. Не важно, где обнаружено дерево, под Сочи или под Владивостоком, в его спиле содержится кодовая информация о его малой родине.

Главная технологическая проблема, по словам Андрея, это  построить IT-хранилище для размещения колоссального объема информации. На первом этапе биопаспорт одного дерева «вытягивал» на 200 гигабайт. Со временем удалось его облегчить в 10 тысяч раз. Однако количество файлов будет исчисляться миллионами.

«Инвесторов пока не видно. Государство, очевидно, самый заинтересованный субъект в реализации проекта. Отдача может быть колоссальной: при наличии мощной цифровой лаборатории с каждого вложенного рубля выигрыш составит 6-8 тысяч», — заключает молодой ученый.

Подробнее на: https://sdelanounas.ru/blogs/106000/

rss